Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Сафонов А.Л., Орлов А.Д. Социальные маркеры политических катастроф.

Сафонов А.Л., Орлов А.Д. Социальные маркеры политических катастроф. // Социодинамика. — 2015. - № 12. - С.81-111. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.12.17070. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_17070.html
Проблема социальных механизмов исторических кризисов и катастроф является, по сути, одной из центральных проблемой не только социальной философии, но и практической политики, ибо непосредственно связана с проблемой природы власти и природой ее разрушения.
В условиях системного кризиса современного национального государства, все чаще принимающего катастрофические формы, все большую актуальность приобретает осмысление опыта более ранних исторических катастроф, в частности, опыта гражданских войн, социальных революций и территориального распада государств, начиная с «Осевого времени»[1].
Под политической катастрофой следует понимать необратимое разрушение общества и его базовых социальных структур, прежде всего - разрушение системы властных отношений, интегрирующих общество социально и территориально. Характерная особенность политических катастроф - многоплановый характер и разнообразие форм: это может быть политическая революция, гражданская война, территориальный сепаратизм, этнические и религиозные конфликты в различных сочетаниях.
Вопросами политических кризисов и социальных революций, особенно в контексте современного глобального кризиса и феномена «цветных революций», занимается множество исследователей [2-5].
В российской истории социальной мысли ведущее место занимает парадигма, разработанная В.И.Лениным, который сформулировал понятие революционной ситуации и сформулировал и критерии кризиса в правящих элитах в виде «трех признаков революционной ситуации» [6]:
- Неспособность верхов «управлять по-старому», то есть сохранять политическую систему в прежнем виде
- Нежелание низов «жить по-старому» - нехватка жизненных ресурсов и недовольство масс «верхами»
- Повышение активности масс, «выход масс на историческую арену», а также наличие «революционной партии нового типа», «вооруженной новой революционной теорией», то есть наличие реалистичной и привлекательной для масс альтернативы существующей социальной системе.

Статья находится в открытом доступе.
Читать полностью.

В.М. Розин - Личность и трагедия Марины Цветаевой

В.М. Розин - Личность и трагедия Марины Цветаевой
(Опубликовано в журнале " Филология " №2-2012 )

Прочел книгу Людмилы Бояджиевой «Марина Цветаева. Неправильная любовь», из которой явствовало, что и жизнь великого поэта была не совсем правильная. Заинтересовался, верна ли такая интерпретация, открыл Интернет и обнаружил не только огромную литературу о Цветаевой, но и к своему удивлению страстную полемику как раз по интересующему меня вопросу. Поистине Интернет великое изобретение, он позволяет сделать доступным литературу, о которой знают только некоторые, и подключиться к обсуждению буквально всех, кого интересует некоторая тема, как профессионалов, так и не профессионалов.

Наиболее интенсивно обсуждают личность Цветаевой, особенно в связи с её отношением к дочерям. Как известно, у Марины Ивановны были две дочери старшая Аля, которую Цветаева любила, и младшая, нелюбимая Ирина.

«В голодные годы, пишет Анна Кирьянова, Марина сдала в Кунцевский приют своих дочерей. Кормить детей ей было тяжело: со службы она ушла, так как ей было скучно, неинтересно, бессмысленно переписывать глупые бумаги<...> Детей она сдала в приют, написав заявление, что это – чужие дети, которых она нашла под дверью. Иначе при живой матери девочек в приют бы не взяли. Может быть, спасли бы им жизнь. В приюте старшая, Аля, тяжело заболела, а младшая, Ирина, умерла с голоду. “Впрочем, так лучше”, – писали друг другу знакомые, хорошо знавшие Марину. Ведь ребенок не видел ничего, кроме побоев и голода. Марина уходила на поэтические посиделки, привязав двухлетнюю Ирину за ногу к кровати в темной комнате. Под кроватью жили крысы<...> Привязывать ребенка Марина стала после того, как девочка наелась всякой гадости из помойного ведра<...> На похороны дочери Марина не пошла.

В смерти дочери Цветаева обвинила сестер мужа, которые помогали ей, чем могли. Долгое время Сергей Эфрон не общался с сестрами, считая их виновными в гибели Ирины» .

Именно этот эпизод особенно интенсивно обсуждается в Интернете. Мнения резко разделились. Одна точка зрения, Цветаева – дикий эгоист, занятая только своей поэзией, фактически убила Ирину и искалечила жизнь Ариадне. Другая точка зрения – нет, Марина Ивановна была ненормальной, отсюда и эгоизм и все остальное. Третья точка зрения, нельзя её особенно осуждать: какое время, какой поэт, а гении нам неподсудны. Приведу сначала относящийся к этому периоду (конец 19 начало 20 года) фрагмент из дневников самой Цветаевой, а затем несколько высказываний участников полемики в Интернете.

Читать полную версию статьи на сайте издательства

К содержанию журнала " Филология " №2-2012