Академическая издательская группа NotaBene

Академическая издательская группа NotaBene

Федотова К.Е. Культура как средство обеспечения национальных интересов Российской Федерации
notabene_group
Развитие современных средств массовой коммуникации и культурного обмена привело к глобализации культуры, росту возможностей воздействия культурных факторов на общественное мнение, складывающееся в различных странах мира, и политические решения, принимаемые правительствами таких стран: «В отличие от традиционной дипломатии …обеспечивающей в первую очередь безопасность и национальные интересы государства, новая дипломатия конца ХХ и начала XXI в. в значительной мере нацелена еще и на моделирование образа страны в мире» [1, 47].
В результате культурный потенциал стал играть в мировой политической системе не меньшую роль, чем экономические и политические возможности современных государств при их взаимодействии на международной арене. Благодаря появлению нового инструментария получил дальнейшее развитие многовариантный характер внешнеполитической деятельности государства [2, 4].
Необходимость использования культуры для достижения внешнеполитических целей вытекает из сложившейся в XX веке концепции публичной дипломатии, в соответствии с которой информирование граждан других стран о целях, задачах и причинах принимаемых внешнеполитических решений позволяет воздействовать на общественное мнение таких стран, которое, в свою очередь, оказывает воздействие на решения, принимаемые правительствами таких стран [3, С. 141-154]. При этом наиболее эффективное воздействие на общественное мнение способны оказывать художественные образы, содержащиеся в произведениях
культуры и искусства.
Культурное влияние на современном этапе общественного развития отличается особой эффективностью по сравнению с иными методами политического воздействия, вследствие чего межкультурное взаимодействие приобретает все большее значение для обеспечения безопасности государства в современном мире. Р.Р. Валеева в своем исследовании [4, С. 7] приводит слова известного американского политика Д.У. Фулбрайта, основателя программы культурно-образовательных грантов: «История позволяет осознать, что понимание людьми твоих мыслей защищает лучше, чем любая подводная лодка».

Гудкова Т.В. - Архитектурно-художественное выражение стиля и образа жизни в минималистическом жилом
notabene_group
Гудкова Т.В. - Архитектурно-художественное выражение стиля и образа жизни в минималистическом жилом пространстве (Опубликовано в журнале "Человек и культура" №5, 2016)

Введение
Культурная субстанция жилой архитектуры, являясь частью сознания порождающих и воспроизводящих ее людей, не теряет актуальности для исследователей, так как она отражает мир социальных ценностей архитектурно-художественными средствами культуры, при помощи которых систематизируется ментальность, образ и стиль жизни. В свое время У. Черчиль сказал, что «мы создаем наши дома, а затем наши дома создают нас»[7, с.130]. В этом контексте замечание П. В. Аурели, спустя 90 лет, о том, что «архитектура не просто оформляет определенные ритуалы, но и сама устанавливает их» указывает на тоже самое[4]. У. Эко заметил, что архитектор не только разрабатывает конкретные функции, но, в первую очередь, образ жизни и, соответственно, навязывает его человеку[7]. Архитектор-минималист Дж. Поусон в интервью журналу «Theguardian» выдвинул тезис о том, что жилая архитектура является физическим способом выражения бытия: «Форма не придерживается определенной моды, она логически вытекает из индивидуальной жизни (индивидуальности жизни)» [2].

Содержание архитектурного пространства представляет собой проекцию человеческого (физического, утилитарно-бытового, социально-культурного, духовного) во всех его аспектах. А. Е. Коротковский в свое время предложил исследовать архитектурное пространство (архитектурную форму) как антропопроекцию. И если говорить о жилой архитектуре то, помимо других важных составляющих, она является, выражаемой архитектурно-художественными средствами, пространственной антропопроекцией индивидуальных социальных предпочтений человека, образа жизни, стиля жизни и поведения – его самого и, опосредовано, социальной группы (страты), к которой причисляет себя индивид. Эта идея развивается в диссертационном исследовании Е. Е . Бирюковой [6], в нем автор рассматривает архитектурное пространство как особый способ опредмечивания человеком себя в материально-вещественно-протяжённом окружающем мире посредством антропопроекции. Антропологический подход к архитектуре рассматривается также в работах Л. Б. Переверзева [14], Л. И. Кирсановой [10], К. Н. Якуничевой[16]. По словам авторов, дом должен поддерживать многообразие видов жизнедеятельности человека. А для этого в жилом пространстве необходимо создать аналог естественных условий для оптимального существования человека (воздух, свет, вода, тепло), что обозначается как стандарты комфорта, присущие современному жилищу.

Архитектурное жилое (социальное) пространство
Существует два подхода в понимании пространства: 1) физическое пространство и социальное - два разных, но взаимосвязанных феномена (Э. Дюркгейм, П. Сорокин, Э. Гидденс и др.); 2) все пространство социально (субъект познания в человеке, а не в обществе) (Г. Зиммель, И. Гофман, П. Бергер и Т. Лукман и др).

Немецкий философ и социолог Г. Зиммель является основоположником социологии пространства. В его работе «Социология пространства» впервые появляется термин «социальное пространство» [8]. Он считал пространство социальным потому, что оно освоено человеком, который пронизал его связями и зонами влияния, обозначил границы, структурировал его. Им выделены характеристики социального пространства: исключительность (уникальность), границы (социальная демаркация), фиксирование социальных форм в пространстве (локализация и фиксация социальной интеракции в пространстве), пространственная близость и дистанция (удаленность или близость людей, не смотря на расстояние), движение пространства (изменение места)[17].

Читать статью полностью: http://e-notabene.ru/ca/article_20409.html

Шашкова А.В. Появление корпораций в качестве самостоятельных субъектов права
notabene_group
Шашкова А.В. Появление корпораций в качестве самостоятельных субъектов права (анализ дела «Salomon v. Salomon and Co. Ltd») // Право и политика. – 2016. – № 6. – С. 799-805. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.6.15236


Переход от доиндустриального общества к индустриальному привел к изменению экономического взаимодействия внутри общества: происходит развитие товарно–денежных отношений, определяющую роль начинают играть деньги как общий эквивалент ценностей, вытесняются бартерные сделки, широкий размах получают рыночные операции. Границы государств расширялись путем колониальных войн, расширялись и возможности для капиталовложений (инвестирования) в неисследованные регионы, торговля приобретала юридически защищенный и упорядоченный характер.


Основу индустриального общества составляет частная собственность: это священное и неотъемлимое право. Именно на этом этапе образуются монополии (часные и государственные), происходит сращивание промышленного и банковского капитала, появляется мировой рынок. Борьба основных экономических классов (пролетариата и буржуазии) между собой достигает своего пика: восстание лионских рабочих в 1834 году, силезских ткачей в 1844 году, чартистское движение в Англии, строительство пролетарско-социалистического общества в России в 1917 году [11].


Взаимоотношения государства и корпораций на этом этапе индустриального общества получают совершенно новый оттенок. Новое значение приобретает рынок. Рынок, являясь контролирующей силой в экономике, все больше приспосабливается к нуждам корпораций [4]. Начало экономической жизни – это небольшой капитал и небольшое предприятие с единоличным хозяином. Сюда можно отнести предприятия сферы бытовых услуг, предприятия юридических услуг, художественные студии, языковые курсы, некоторые виды розничной торговли. Однако именно корпорации крупного бизнеса держат в руках значительную часть предприятий транспорта, добывающей и обрабатывающей промышленности и средств связи.


В этот же период скаладывается и современное понимание корпорации как структуры, самостоятельно действующей в хозяйственном обороте, в том числе, во взаимоотношении с государством, и защищающей собственника от прямой ответственности перед контрагентами и иными соучастниками (stakeholder). Данная концепция получила юридическое закрепление в судебном прецеденте, вынесенном Палатой Лордов Великобритании в 1896 году: это так называемое дело «Salomon v. Salomon and Co. Ltd» («Саломон против «Саломон и компания»). Концепция “корпорации”, выработанная в рамках этого судебного процесса представляет собой огромный интерес. Несмотря на то, что ранее в США также было
принято решение прецедентного характера по данному вопросу, остановимся более подробно именно на английском прецеденте по делу «Саломон против «Саломон и компания».


Читать статью: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=-37507


(no subject)
notabene_group
Трифонов Д.С. Муниципальный фильтр, как один из правовых механизмов влияния власти на региональную политику
(Опубликовано в журнале «Политика и Общество» №8, 2016)

В современной политической реалии возникает вопрос: «Зачем нужен муниципальный фильтр, для каких целей он служит?». В соответствии с российским законодательством – каждый гражданин имеет равный доступ к государственному управлению или к управлению государством в целом, другими словами осуществлять публичную власть непосредственно или через представителей, так как согласно п.1 ст.3 Конституции Российской Федерации – «Единственным источником власти в России является ее многонациональный народ» [1].

Исследуя проблему, мы видим, что «муниципальный фильтр» выступает в виде ограничительного института для наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Данный правовой механизм ограничивает, прежде всего, равный доступ к публичной власти, тем самым ограничивает политические права, а именно пассивное избирательное право граждан. По мнению профессора, доктора юридических наук, Черепанова В.А. «законодательная норма о муниципальном фильтре чрезмерно ограничивает пассивное избирательное право, поскольку способствует возникновению ситуации, при которой гражданин по независящим от него причинам не может реализовать свое право быть избранным» [2. С.29]. В международной практике существует множество избирательных фильтров, использования данного механизма в виде фильтра связано с определенными факторами: отсеивает 100 % непроходимых кандидатов, технических или просто маргинальных кандидатов, его использование предотвращает раздувание избирательного бюллетеня.

Но, тем не менее, правовой механизм в виде различных избирательных фильтров не может являться ограничительным механизмом для кандидатов, которые имеют реальные шансы на избрания. Здесь работает такой же принцип, как и в экономике: без здоровой конкуренции экономика не сможет развиваться, так и политическая система не может развиваться без здоровой и реальной политической конкуренцией. Любой «избирательный фильтр» сможет успешно функционировать только в сочетании рационального поведения не только власти, но также и самих избирателей. По сути, каждый избиратель сам представляет собой некий неформальный «фильтр». Но «муниципальный фильтр» отличается от всех «избирательных фильтров» свое сложностью и противоречивостью. Избирателю очень сложно повлиять на данный институт.

Читать статью

Кацапова И.А. Философия права в публичном пространстве
notabene_group
Кацапова И.А. Философия права в публичном пространстве // Философия и культура. – 2013. – № 12. – С. 1797-1811. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.12.9662

В статье рассматривается проблема адаптации философско-правового знания к современным условиям общежития. Статус философии права как междисциплинарной области знания: проблемы методологического и мировоззренческого подходов в обосновании философско-правовой проблематики. Анализируется современное положение в юридической науке: соотношение теории и практики. Обосновывается принцип профессионального подхода в юридической науке, связанный с юридической догматикой. Концептуально обосновывается теория нормативности: современная версия теории нормативности (Р. Дворкин) и историческая ретроспектива отечественной традиции в обосновании теории нормативности (П. Новгородцев, Л. Петражицкий, И. Ильин). Обсуждается актуальная проблема моральных принципов права, традиция осмысления права в тесной связи с категориями морали. Предлагается рассмотреть её с точки зрения специфики соотношения юридического мировоззрения и правосознания. В частности, в теории правосознания обосновывается императивно-атрибутивная сущность правоотношений. Раскрывается содержание современных дискуссий по вопросам осмысления социальной роли права: принципа верховенства права или законодательства. Обосновывается важность философии права как современной области знания. Выявляется значение культурно-исторического контекста в обосновании преемственности идей, смыслов, направлений.

Читать статью: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=-27025

Орлов А.Д., Сафонов А.Л. - Кризис власти как социокультурный феномен
notabene_group
Орлов А.Д., Сафонов А.Л. - Кризис власти как социокультурный феномен // Социодинамика. — 2016. - № 6. - С.29-46. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.6.18278. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_18278.html

Основания власти как социальный феномен: постановка проблемы

В современных условиях глобального размывания границ локальных социумов теории политической власти, построенные на идеализированных моделях государства 19-20 веков с характерной для них тотальностью и моноцентричностью власти, в значительной степени теряют свою применимость.

Характерно, что в 20 веке властные отношения и субъекты власти, не связанные с государством, (этнос, религия, обычное право) игнорировались как «несуществующие», несущественные или «отмирающие». Так, в «зону невидимости» общественных наук надолго попали современные этносы, объявленные «фантомами», «пережитками» и «атавизмами» массового сознания вплоть до их неожиданного выхода на политическую арену в 21 веке[1].

Современный этап глобализации характеризуется тем, что разрушаются миропорядок и социальные институты общества, возникшие в период «Осевого времени» и заканчивая индустриализмом 20 века. Очевидно, что идущее на наших глазах разрушение миропорядка проявляет и делает явными его скрытые базовые механизмы и структуры.

Глобализация стала грандиозным пассивным экспериментом, вскрывающим сущность базовых социальных институтов путем их последовательного демонтажа в исторически кратчайшие сроки, на протяжении жизни наблюдателя.

Глобализация сделала явными многие фундаментальные социально-исторические процессы, связанные с социогенезом, которые не были проявлены ранее. Так, изучение этнической фрагментации наций, сопряженной с кризисом национального государства, позволило выявить и сформулировать качественнее различие этноса и нации, как нетождественных социальных общностей, формируемых различными социальными механизмами и имеющими различные онтологические основания, в которых индивид участвует одновременно. Таким образом, анализ глобализации заставляет изменить взгляд на природу национального и этического и их генезис в историческом процессе.

Системный кризис современных наций в условиях глобализации дает новый подход к эволюции нации, как общности политической природы, возникающей гораздо раньше Нового Времени. Длительно сосуществуя с этносами, ранние исторические формы нации, обладающие ее основными чертами, формировались в рамках ранних государств. Одновременно участвуя как в нации, как политической общности, так и в этносе, онтологическое основание которого определяют структуры обыденного бытия, индивид испытывает одновременное влияние как этнической, так и национальной культуры.

Впервые дуализм этнической и политической (государственной) принадлежности человека возник в Осевое (поворотное - axial) Время, когда произошел качественный переход развития от этнической эволюции с ее социобиологической природой к возникновению и эволюции государств, имеющих социально-политическую природу и способных в исторически ничтожные сроки консолидировать громадные пространства и разнородные этносы. При этом этнос не исчез, а перешел на уровень обеспечивающей подсистемы нового, политически сконструированного социума.

Политика отделилась от социальных структур, в то время как этническая компонента политики ушла в тень, сохранившись на цивилизационной периферии и консервируя этнографическую периферийность.

Характерно, что Ясперс завершает «Осевое время» возникновением полиэтнических и мультикультурных эллинистических государств, завершивших период бурного социально-государственного строительства предшествующих веков.

По сути, «Осевое время» было периодом интенсивной апробации, естественного отбора и сравнительного испытания на прочность, конкурентоспособность и устойчивость самых разных социальных и политических моделей, выстроенных на различном этнокультурном субстрате.

«Осевое время» было временем интенсивного социального, религиозного и политического экспериментирования, захватившего пространство земледельческих культур от Средиземноморья до Китая, причем выдающиеся исторические фигуры того времени были не только пассивными интерпретаторами и теоретиками, но и активными социальными экспериментаторами.

Именно на этом громадном, разнообразном и жизненно важном для выживания конкурирующих социумов практическом опыте государственного строительства и выросли религиозно-философские учения, отделившие философию от мифа и заложившие основы социально-политической теории, определившей облик последующих двух тысячелетий.

Читать статью: http://e-notabene.ru/pr/article_18278.html

Родзин С.И., Курейчик В.В. Состояние, проблемы и перспективы развития биоэвристик
notabene_group

(Опубликовано в журнале «Программные системы и вычислительные методы» №2, 2016)

Введение

Многие процессы в науке и технике, экономике и бизнесе формулируются как задача оптимизации: минимизировать время, стоимость, риск или максимизировать прибыль, производительность, эффективность. Перспективным классом приближенных методов, применимых к разнообразным оптимизационным задачам являются биоэвристические алгоритмы или, просто, биоэвристики. Биоэвристики – это алгоритмические приёмы, которые позволяют ограничить перебор,и основаны на правилах моделирования процессов эволюции, природных аналогиях, на статистике и итерационном поиске решения задачи. Целью работы является анализ фундаментальных результатов, полученных в области разработки биоэвристик, закономерностей, лежащих в их основе, особенностей кодирования решений и базового цикла вычислений, а также оценка времени работы биоэвристик.

Обзор фундаментальных результатов в области биоэвристик

Наиболее значительный вклад в разработку когнитивных биоинспирированных методов внесли следующие ученые: Л. Растригин предложил методы случайного поиска [1], Nelder и Mead представили эвристики, которые для некоторых задач сходятся в нестационарных точках [2], Fogel и др. разработали алгоритм эволюционного программирования [3], Kernighan и Lin создали метод поиска в глубину [4], Holland предложил генетический алгоритм [5], Smith разработал алгоритм генетического программирования [6], Kirkpatrick и др. предложили метод имитации отжига [7], Glover разработал алгоритм табуированного поиска [8], Moscato представил меметический алгоритм [9], Dorigo предложил муравьиный алгоритм [10], Wolpert и Macready доказали NFL-теорему [11]. Большой вклад в развитие теории и практики биоэвристик внесли научные школы Д. Батищева, И. Букатовой, Д. Голдберга, Ж. Гонкальвеса, Б. Доерра, В. Емельянова, К. Игеля, К. де Йонга, В.М. Курейчика, Р. Мииккулайнена,С. Нолфи,И. Норенкова, В. Редько, Л. Уитли, К. Феррейры, Д. Флореано, Н. Хансена, Дж. Шапиро,З. Яо.

В информатике и математической оптимизации теоретические вопросы создания биоэвристик весьма разнообразны: сходимость алгоритмов; наличие стратегий, которые направляют процесс поиска оптимума; наличие цели для эффективного исследованияпространства поиска оптимальных решений; оценка временной сложности алгоритмов и др.

Существуют самые различные классификации биоэвристик [12]. Например, классификация по типу стратегии поиска: улучшение простых локальных алгоритмов поиска, таких как моделирование отжига, поиск с запретами, локальный поиск с возвратами, поиск в переменной окрестности и др.; обучение в ходе поиска, например, алгоритмы колонии муравьев, эволюционные алгоритмы. Другой способ классификации алгоритмов зависит от того одно или множество решений улучшается в процессе поиска оптимума, например, траекторные и популяционные алгоритмы. В свою очередь, популяционные алгоритмы разделяются на следующие категории: эволюционные, моделирующие коллективное поведение агентов в популяции или рое (например, рой частиц, колония муравьев, пчелиный рой, рой светлячков, гнездовый паразитизм в поведении кукушки, роение бактерий, обезьяний поиск, алгоритм, инспирированный летучими мышами, поиск косяком рыб, сорняковый алгоритм, алгоритм растущих деревьев); алгоритмы, вдохновленные неживой природой (например, гравитационный, диффузионный, гармонический поиск); алгоритмы, инспирированные человеческим обществом (алгоритм меметики, культурный алгоритм, алгоритм эволюции разума), и др.

Читать статью


Константинов М.С. Фашизм: операционализация признаков
notabene_group

Осложнение российско-украинских отношений привело к тому, что в последние месяцы в публицистике, в СМИ, в сети Интернет, в  публичных выступлениях политиков всё чаще можно встретить термин «фашистский», которым оппоненты характеризуют друг друга1. Столь ёмкие и  эмоциональные характеристики вполне объяснимы, если учитывать два аспекта. Во-первых, и  Украина, и  Россия являются странами, наиболее пострадавшими от фашизма, и их коллективная память до сих пор сохраняет настороженное отношение к любым проявлениям этой идеологии. В таком контексте термин «фашистский» скорее выступает в  роли инвективы, чем содержательной характеристики. С другой стороны, многие исследователи сегодня отмечают действительный рост поддержки праворадикальных партий и  движений, что приводит к  увеличению их влияния на  политику европейских и других стран [см.,  например: 4, p. 8]. Эти тенденции не могут не вызывать беспокойства и,  в  целом, настороженность отечественных интеллектуалов и политиков понятна.

Но есть и  дру га я сторона проблемы. Содержание понятия «фашизм», равно как и критерии идентификации фашистской идеологии долгое время оставались дискуссионными и  использовались спекулятивно [см.,  например: 5, с.2–3]. И если в западных исследованиях после публикаций работ Роджера Гриффина [см., например: 6], Стэнли Дж. Пейна [7], Роджера Итуэлла [см., например: 8] и др. удалось достичь некоторого консенсуса в  трактовке данного понятия, то в  отечественной науке эта проблема до сих пор не решена2. Отсутствие чётких критериев квалификации того или иного комплекса идей в качестве фашистской идеологии затрудняет проведение конкретных социологических исследований, которые позволили бы выявить степень распространения этих идей и социальную базу потенциального фашистского движения. В результате складывается опасная ситуация, когда научные исследования не имеют прогностической силы и  вынуждены фиксировать распространение фашистской идеологии уже «по факту», по тем эксцессам, которые являются результатом, а не причиной данного феномена3. Тем более в сложной ситуации оказываются государственные органы по профилактике и противодействию экстремизму и  радикализму. Поэтому крайне важным представляется уточнение, конкретизация и операционализация для социологического исследования того комплекса идей, который следует признавать фашистским.

Читать статью


Деметрадзе М.Р. Социокультурные механизмы модернизации. Адаптационно-догоняющая стратегия политики п
notabene_group
Деметрадзе М.Р. Социокультурные механизмы модернизации. Адаптационно-догоняющая стратегия политики переходного периода постсоветских обществ // Политика и Общество. – 2015. – № 12. – С. 1597-1602. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.12.17220

Преодоление кризиса переходного периода требует не только разработки модели стратегии переходного периода, но и, разумеется, ее практического применения. Такую задачу можно решить с помощью особого инструмента, а именно, адаптационно-догоняющей модели модернизационной политики, рассматриваемой как совокупность различных программ общегосударственной стратегии радикального и качественного преобразования социокультурного пространства; целенаправленного воздействия на социальные институты, процессы и объекты путем внедрения и адаптации инновационных стандартов и образцов жизни, разработанных специалистами на научной основе. Цель данной модели – преодоление традиционализма, переход от аграрного уклада жизни к индустриальному, расставание общества с консерватизмом и соответствие условий жизни современным требованиям. При этом, содержание вертикально-восходящей стратегии и адаптационной политики должны совпадать, и  это абсолютно необходимо, поскольку адаптационная политика служит пусковым механизмом изменений, постоянно сопутствующим фактором, без которого вектор модернизации отклоняется от заданного направления [1].

В связи с этим отметим, что, если социокультурные ценности являются основным содержательным ядром целей модернизации, то механизмы стратегии вертикально-восходящей модернизации служат практическому воплощению этих целей: социокультурные ценности находят практическое воплощение, создавая условия для безопасности общества, социальной безопасности личности, социальных изменений и благополучия, социальной интеграции, повышения качества жизни, изменения социальной инфраструктуры, индустриализации, социальной общности, социокультурной организации и  развития – создавая условия для рационального управления социокультурными процессами.

Реализация адаптационно-догоняющей политики переходного периода проходит три этапа:
• кризис,
• нормализация,
• стабилизация.
При этом важное значение приобретают такие социокультурные феномены как расставание, перелом, воздействие, преобразование, переключение, перевод, превращение – они становятся факторами воздействия, изменения и ускорения динамики процессов перехода [2].

Читать статю: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=-35644

Рубцова Н.Е. Основные направления классификаций профессиональной деятельности
notabene_group
Рубцова Н.Е. Основные направления классификаций профессиональной деятельности // Психология и Психотехника. – 2015. – № 5. – С. 501-510. DOI: 10.7256/2070-8955.2015.5.15038

Для человека важная часть его бытия связана с жизнедеятельностью и самореализацией в профессии. В современном обществе труд выступает одной из значимых составляющих жизненного пути человека, во многом определяя его субъективную удовлетворенность качеством жизни, а также успешность самоактуализации и самореализации.

Вместе с тем, в условиях рынка и конкуренции выбор оптимального профессионального пути, наиболее приемлемого личностным диспозициям, устремлениям, ценностям, способностям, другим индивидуальным особенностям человека, представляет собой сложную в психологическом плане задачу. В проведённом Н.Е. Рубцовой исследовании отмечается, что причиной этого является значительное разнообразие современных видов профессиональной деятельности, «ее высоко динамичный характер и постоянное повышение структурной сложности» [1, с. 51].

Как человеку выбрать именно свой профессиональный путь, наиболее подходящую область приложения собственных сил, способностей, субъектных возможностей и личностных интенций? Как разобраться в сложной палитре своих профессиональных склонностей, равно как и в широком спектре открывающихся перспектив профессионального выбора? Очевидно, что все эти вопросы важны для каждого человека. От их успешного решения в значительной степени зависят актуальное состояние и перспективы дальней шего развития общества в целом. Будут ли люди удовлетворены профессиональной стороной своей жизни, увидят ли они в профессиональной деятельности глубокий смысл и реализацию своего предназначения? Либо, наоборот, будут испытывать разочарование, психологический дискомфорт, хронический стресс, фрустрацию из-за осознания неадекватности своего профессионального выбора, глубокой неудовлетворенности своим трудом. Второй вариант неизбежно приводит к возрастанию социальной напряженности, профессиональному маргинализму, к упущенным возможностям реализации субъектного, личностного, духовного потенциала [2].


Статья находится в открытом доступе.
Читать статью полностью: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=-33765

?

Log in